Яшин Николай Александрович, адвокат по экстрадиции:

"До прихода в адвокатуру я служил в прокуратуре районного звена. Одним из полномочий, возложенных на меня, было проведение экстрадиционных проверок в отношении лиц, находящихся в международном розыске. В течение двух лет работы по данному направлению была замечена закономерность, что 90% случаев обнаружения лиц, находящихся в международном розыске, приходится на сотрудников ГИБДД при проверке водителей и их попутчиков либо пассажиров рейсовых автобусов. Остальные случаи выявляются следователями в рамках уголовного дела при сборе сведений о судимостях лица через базу ГИАЦ МВД России или сотрудниками ППС при проверке документов на улице.

О первоначальных действиях прокуратуры в рамках экстрадиционной проверки

Сотрудниками уголовного розыска МВД России лицо, находящееся в международном розыске, доставляется ответственному работнику прокуратуры для проведения первоначальной экстрадиционной проверки, в рамках которой осуществляются следующие действия:
1. Производится экспресс-опрос лица по установленному списку вопросов.
2. Берутся объяснения (расширенная версия листа экспресс-опроса), в которых устанавливаются гражданская принадлежность лица, обстоятельства въезда на территорию РФ, место и длительность проживания, степень осведомленности о розыске, отношение к нему и т.д.
3. Приобщаются и анализируются документы из уголовного розыска, определяются основания для задержания лица.
4. Если основания для задержания имеются, лицо задерживается в порядке ст. 91 УПК РФ на 48 часов до получения документов об обоснованности розыска от государства –инициатора розыска и просьбы компетентных органов иностранного государства о задержании и содержании лица под стражей до его выдачи.
5. Направляются запросы в отдел по вопросам миграции МВД России о предоставлении информации о том, обращался ли задержанный в установленном законом порядке с заявлением о получении гражданства РФ или предоставлении ему политического убежища либо статуса беженца.
6. О задержании уведомляется посольство иностранного государства, гражданином которого является задержанный.

После получения всех необходимых документов составляется заключение прокурора о возможности или невозможности выдачи лица иностранному государству и готовится ходатайство в суд об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу до получения требования инициатора розыска о выдаче в соответствии с Минской конвенцией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г. и протокола к ней (в случае если запрашивающая сторона является ее участником) либо на основании Европейской конвенции о выдаче от 13 декабря 1957 г. (при наличии обвинительного приговора суда запрашивающей стороны или в случае задержания лица, разыскиваемого государством, не ратифицировавшим Минскую конвенцию).

Когда требование получено, на основании УПК РФ избирается мера пресечения в соответствии с международными актами, на срок не более 2 месяцев и с учетом ранее избранного срока. В дальнейшем продление срока меры пресечения до выдачи лица иностранному государству производится судом с учетом положений УПК РФ.

После трехдневной проверки районной прокуратурой материал по экстрадиции передается прокуратуре субъекта РФ, которая перепроверяет все материалы, посылает информационные письма об устранении недостатков и проведении дополнительных действий (я, например, дважды отправлялся в изолятор для уточнения правильности написания фамилии задержанного на русском языке), составляет свое заключение о возможности выдачи и также в трехдневный срок направляет материал в Генеральную прокуратуру РФ.

Выдворение разыскиваемого из страны как самоцель
  
С сожалением констатирую, что институт экстрадиции в современной России далек от принципов правового государства. Для адвокатов, практикующих защиту по делам о выдаче и обжалующих ее в Европейском суде по правам человека, не секрет, что требование правила 39 Регламента ЕСПЧ повсеместно нарушается. Указанное правило позволяет ЕСПЧ устанавливать обеспечительные меры, которые следует предпринять в интересах сторон или для надлежащего порядка проведения производства по делу. Применительно к лицам, содержащимся под экстрадиционным арестом, данные обеспечительные меры предполагают приостановление каких-либо действий по высылке (экстрадиции), депортации или иному принудительному перемещению задержанных лиц в государства, требующие их выдачи, вплоть до последующего уведомления.

Нежелание органов прокуратуры соблюдать указанное требование понятно, так как длительность рассмотрения ЕСПЧ жалоб лиц, задержанных в порядке экстрадиции на территории РФ, зачастую приводит к их освобождению из-под экстрадиционного ареста вследствие истечения предельных сроков содержания под стражей, установленных ст. 109 УПК РФ.

В связи с этим нередки случаи, связанные с исчезновением с территории РФ и последующим обнаружением таких лиц на территориях государств, запрашивающих их выдачу.

В Генеральную прокуратуру РФ в 2012 г. поступило письмо уполномоченного РФ при Европейском Суде по правам человека по вопросу исполнения принятых ЕСПЧ обеспечительных мер, предусмотренных правилом 39 Регламента ЕСПЧ, при проведении экстрадиционных проверок в отношении лиц, разыскиваемых правоохранительными органами иностранных государств. По итогам рассмотрения фактов, содержащихся в данном письме, Генеральная прокуратура РФ направила всем прокурорам субъектов РФ информационное письмо о неукоснительном соблюдении указанного правила, однако положительных изменений не произошло.

Подавляющее большинство нарушений правила 39 связано с лицами, которые обвинялись компетентными органами иностранного государства (чаще всего – Узбекистана и Таджикистана) в преступлениях экстремистской направленности. В отношении этих граждан ЕСПЧ установил, что они могут быть подвергнуты бесчеловечному отношению и пыткам в государстве – инициаторе розыска. Даже при вступившем в силу решении Европейского суда о недопустимости экстрадиции оперативные подразделения нацелены на немедленную отправку данных лиц инициатору розыска, минуя все формальные процедуры.

Бывают и такие ситуации, когда в установленный законом срок инициатором розыска не передаются необходимые документы для решения вопроса о выдаче разыскиваемого лица либо они представляются в срок, не позволяющий Генпрокуратуре России надлежащим образом их изучить. В этом случае ведомственные акты прокуратуры обязывают рассмотреть вопрос о возможности административного выдворения такого лица1.

Приведу пример из практики. Судом не было продлено содержание под стражей разыскиваемому лицу по причине истечения предельных сроков. По этому делу не поступили подтверждающие розыск лица документы от запрашивающей стороны. Указанный гражданин обвинялся в иностранном государстве в создании экстремистского сообщества. Было решено воспользоваться тем фактом, что у него имелась поддельная отрывная часть бланка-уведомления о прибытии. В уголовной практике предъявление такого документа образует состав ч. 3 ст. 327 УК РФ, однако в данной статье не предусмотрено в качестве меры наказания лишение свободы, поэтому лицо нельзя было поместить под стражу. Для обеспечения возможности досылки необходимых документов по экстрадиции сотрудники полиции возбудили уголовное дело по обвинению в пособничестве в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 327 УК РФ, и в фабуле обвинения указали, что лицо, приобретя поддельный документ, способствовало совершению подделки документа. Это звучит так же, как если бы лицо, совершившее приобретение наркотического средства для собственного употребления, являлось бы пособником его сбыта. Абсурдность всей ситуации никого не смутила, и гражданина снова отправили в следственный изолятор, только уже как подозреваемого по уголовному делу.

Из приведенных примеров видно, что сегодня институт экстрадиции не соответствует нормам международного права, повсеместно происходят нарушения прав человека. Полагаю, что для изменения ситуации необходимо серьезно переработать отраслевое законодательство на предмет контроля за соблюдением международных договоров и решений международных судов".

1 Подробнее о подобных нарушениях см.: Тренина Д.В. Проблемы исполнения Россией постановлений Европейского Суда в делах о выдаче и высылке // Международное правосудие. 2014. № 3. С. 63–78.


Ссылка на публикацию: http://www.advgazeta.ru/mneniya/vydat-lyuboy-tsenoy/

Возврат к списку

Получить консультацию